964-14-74
м.Пушкинская
м.Технологический институт
Клинский пр. 10
925-51-28
м.Комендантский
пр. Испытателей 37, ТК Миллер

ЧТО ДАЕТ ЙОГА В ГАМАКАХ ОСОБОМУ РЕБЕНКУ (история из жизни)
17.09.2018

Когда я впервые решила попробовать гамак для своего сына, я искала ему какую-то новую активность, новый двигательный опыт. По природе своего нарушения, кроме аутизма, ему тяжело дается координация тела в пространстве, контроль движений и моторное планирование.
Когда он был ребенком, я участвовала в его физических занятиях, чтобы помогать ему справляться с упражнениями. Но когда сын вырос, удерживать его стало не под силу.
Я предполагала, что йога в гамаках ему понравится — ведь она напоминает качели, которые он так любит. И вот мы стали заниматься.
Нам очень повезло с преподавателем. Думаю, в Петербурге единицы инструкторов детской йоги, кто так близко знаком с особыми детьми. Алла Дубинская более 15 лет занимается йогой, и более 10 лет – с особыми детьми.
Первое ощущение, когда мы попали на занятие – аромат травяного чая и ТИШИНА. После шумного транспорта, городской суеты по дороге, бесконечной сенсорной перегрузки мегаполиса – тишина. Преподаватель говорит мало и тихо. И каждый звук в комнате – на своем месте. Звуки не наслаиваются, не перебивают друг друга. Их очень мало. Их – почти нет. Можно сосредоточиться на ощущениях тела!
Многим низкофункциональным детям с аутизмом сложно дается ритм движений. Поэтому ритмичные упражнения обычной гимнастики — трудная задача, иногда почти не выполнимая для ребенка.

В йоге нет заданного извне ритма. Инструктор помогает ребенку почувствовать этот ритм изнутри, двигаться в гармонии со своим телом.

Гамак в йоге – это трансформер. Он может превратиться в жгут, на который можно встать. Может стать гнездом, в которое можно спрятаться в позе лотоса. Может стать качелью или тренажером для упражнений в упоре. А может вытянуться в колыбель, обнимая вдоль всего тела – и ты висишь, покачиваясь в пространстве, наедине со своими необычными ощущениями полета.
Удивительно, но одно занятие йогой в гамаке совершенно меняло сенсорное восприятие моего сына. Его мозг словно восстанавливал истощенный ресурс, и Василий был к концу занятия другим человеком. Вперед мы с трудом проезжали 4 остановки на метро, всё в вагоне беспокоило, раздражало, я с трудом сдерживала его порывы выйти раньше времени. Но обратно со мной ехал взрослый, спокойный человек, он был способен проехать в переполненной электричке так, что никто не мог заподозрить в нем особенностей диагноза. А ехали мы с занятия , как правило, в час пик!
Васина любовь к гамаку, как всегда у него бывает, была неразрывна с любовью к преподавателю.
Алла так мягко и недирективно строила общение на занятии, что это создавало особую атмосферу принятия и понимания желаний и потребностей ребенка. Она ничего не «добивалась» от него, а просто предлагала подходящие его состоянию позу и движения.
Именно на занятиях йогой я увидела по лицу Васи, что он анализирует ощущения своего тела, сосредотачивается на них, осознанно контролирует. А недавно, на радость нам с преподавателем, Василий “исполнил” самостоятельно длинную связку движений, которая раньше давалась ему только с помощью взрослого.
Этот самоконтроль, этот опыт власти над своим телом, он безусловно начинает применять в обычной жизни. Я вижу, как он за годы занятий улучшил способность вовремя